К основному контенту

увидимся в мае.



От 30.03.16.
Почему близкие люди всегда не рядом? Почему это всегда либо три часа на машине, либо сутки на поезде. Никого в двух шагах. Никого под боком.
Почему ещё пятнадцать минут назад пили шампанское, смеялись или грустили. Но вместе. А сейчас "вас ожидает машина" и тоска на сердце. И разделяют пять часов. Раньше позвонила и пришла. Просто так. Потому что плохо и хочется поговорить. А теперь, если плохо, сиди и плачь. Потому что эти чертовы пять часов на чертовом поезде. Порой кричать хочется от тоски, что никто кроме не поймёт твоей шутки. И что в поезде направления "Тюмень-Екатеринбург" ты до слез. Снова прочь от близкого. Прочь от легкости и понимания. Прочь от родного. 
Грустно. И хочется обратно. Но видимо, хорошего должно быть понемногу. Всего 37 часов раз в квартал. Тридцать семь. И снова в поезде. В новый дом. Где одна, но все равно счастлива. С тоской и грустью: "спасибо, что приютили. увидимся в мае".

Популярные сообщения из этого блога

а я хочу?

Оказывается, есть минимум два человека, у которых этот уже дневник во вкладках сафари среди штук пятидесяти других, и которые поочередно раз в недельку напоминают о том, что я давно не писала.  Потому пишу.
Мне на днях один друг написал о цепочке случайностей (или не случайностей), которые стряслись с ним. Он воспринял это как знак. Я восприняла это как знак. Мы верим в знаки. И здесь, вероятно, речь не о том, веришь ли ты, что через цепочку, возможно. абсолютно случайных действий вселенная способна тебе на что-то намекнуть или на что-то натолкнуть. Это скорее внутри. Ты и так все сам знаешь. Знаешь, что нужно бросить все эти вредности и заняться собой. Знаешь, не потому, что какой-то поддатый дядя сказал фразу, о которой на утро, возможно, не вспомнит, а тебе засела. Знаешь, потому что сам уже пришел к этому, а дядя лишь озвучил.

мазохизм эмоциональный.

Я мазохист, когда дело доходит до эмоций. Если мне больно, если происходит что-то, что заставляет чувствовать меня боль (не физическую, разумеется), я сделаю все, чтобы это чувство максимизировать. Когда Его не стало рядом, я заменила все фотографии в рамках. Все фотографии, на которых не было Его. Я хотела видеть его в каждом угле нашего дома. Я боялась забыть.  Фото убрали, и я была слишком эгоистична, чтобы принять это. И я стала забывать. Мне кажется, если за раз довести себя до самого пика, когда уже даже задыхаешься немного от боли, то потом легче. Словно за раз натерпеться на дни или месяцы вперед. Это как когда ты ешь больше обычного, зная, что следующий прием пищи будет не скоро. Почти так же. Для меня всегда оставались альбомы. Для каждого приступа мазохизма. С десяток фотоальбомов. Этого было достаточно. Помню, как раньше, когда от меня отходил близкий друг (а такое ведь часто случается), я изводила себя, перечитывая почти интимные переписки, вспоминая веселые встречи. Заставлял…

история трехнедельной давности.

Потому что расплата приходит за все. И за хорошим следует плохое. А за плохим хорошее, что утешает. И я хочу крикнуть ему: "сделай что-нибудь плохое, пожалуйста. хоть что-нибудь". Позволь мне испытать к тебе презрение и даже отвращение. Потому что иначе я влюбляюсь.
Потому что ты спрашиваешь как мое здоровье, беспокоишься, что что-то не в норме. Потому что тягаешь за меня тяжести и говоришь "мы". Потому что обнимаешь крепко и колешься щетиной, когда целуешь в шею. У меня, знаешь, мурашки по коже от этих прикосновений