К основному контенту

к н.


Пытаться видеть в людях хорошее и чаще разочаровываться. Защищать и пытаться найти разумные объяснения их неразумным действиям, и в итоге разочаровываться. По несколько разочарований за раз. Устраивать скандалы человеку, который тебе никто. И ты для него никто. И связывает вас лишь пара улыбок, да догадки о взаимной симпатии. А затем и пара признаний.
И не иметь твердости в своих намерениях, чтобы раз сказала "всё, это не мой человек, хватит!", иметь стойкость отойти от него, а не цепляться.
Я помню это "я чувствую себя жалкой, Настя", отправленное из очередной мини-гостиницы, сидя на полу в ванной в два часа ночи. Помню, что так и не смогла сказать, объяснить и передать, что ощущала, как чувствовала. Не смогла, было стыдно.
Ты говорила: "Какая ты молодец, Вика, не поддалась". Не молодец, Настя. Жалкая и противная. 
Мне казалось это таким естественным и правильным. А теперь одно смс, не для моих глаз предназначенное. Всего одно, Настя. Я такая жалкая.
Я ведь всегда таких презирала. Мне что теперь и себя презирать?

Популярные сообщения из этого блога

история трехнедельной давности.

Потому что расплата приходит за все. И за хорошим следует плохое. А за плохим хорошее, что утешает. И я хочу крикнуть ему: "сделай что-нибудь плохое, пожалуйста. хоть что-нибудь". Позволь мне испытать к тебе презрение и даже отвращение. Потому что иначе я влюбляюсь.
Потому что ты спрашиваешь как мое здоровье, беспокоишься, что что-то не в норме. Потому что тягаешь за меня тяжести и говоришь "мы". Потому что обнимаешь крепко и колешься щетиной, когда целуешь в шею. У меня, знаешь, мурашки по коже от этих прикосновений

ну, привет.

Она бежит по вечернему городу, не замечая снега, что оседает на волосах, пальто и шарфе. Что толстым слоем облепил ботинки так, что их цвета не видно. Она бежит, сосредоточенно смотря под ноги, лишь бы не подскользнуться.  Она давит в себе этот детский восторг, это желание расхохотаться прямо сейчас от распирающей радости. Улыбается и раз минуты в полторы пару нервных смешков все-таки срываются с губ.  Она думает, как это нелепо было все. Все переживания, истерики, обиды, молчание в ответ на попытки достучаться. Как же нелепо. До смешного нелепого.

история трехгодичной давности.

Она по уже сложившейся традиции ест обезжиренный творог на ужин. Не чувствует его вкуса. Она давно внушила себе, что это вкуснее шоколада. И теперь искренне в это верит. Запивает зеленым чаем, она просто любит его больше черного. И никакого кофе.
Преподносит кружку к губам и делает глоток. Обжигает язык. Морщится и от боли закрывает глаза. Ошибка. Тут же представляет Его глаза. Не специально. Он бы посмеялся, увидев, как морщится ее нос, и как забавно она высовывает язык, чтобы хоть немного унять в нем боль. Он бы обнял, и от вида его улыбки прошла бы вся боль на свете. Настолько она была прекрасна, эта его улыбка. Язык бы сразу занял свое положенное место, а она перестала бы напоминать собачонку в жаркую погоду.
Она вздыхает и медленно открывает глаза. Сердце стучит слишком громко, заглушая все прочие звуки. Хотя какие звуки? Она ведь одна. В груди знакомая тяжесть, боль бьет по вискам. Привычно.