К основному контенту

неправильные решения.


Мне 16. И я считаю, что достаточно взрослая, чтобы принимать правильные решения. Мы с сестрой сидим у нее на кухне, я делюсь переживаниями. "Я согласна на то, что он будет с другой. Лишь бы и со мной был". Ее шокированный взгляд красноречевее любых слов. Это первый раз, когда я допускаю мысль делить своего мужчину с кем-то еще. "У нас с ним все по-другому", думаю я. Он не говорит, что я красивая, не сыплет комплименты. Но я чувствую себя особенной. Он провожает меня к репетитору по английскому, рассказывает о влиянии шоколада на женский организм. Он эрудит и красив. Этот человек создает в моей голове идеал "того самого", интересного, сильного, независимого. Он красиво говорит и правильно действует. Ну, почти правильно. А без его "сладких снов" я на самом деле не могу уснуть. Я почти ничего не рассказываю о нем подруге. Боюсь сглазить. Я вроде влюблена, но признаться страшно. Он - весь мир для меня (в мои то 16!), я - одна из (как выясняется позже).
"Нам лучше прекратить общение, я решил" - "спорить не стану."
Мне 21. И я считаю, что достаточно мудрая, чтобы принимать правильные решения. Герои старше, драма сильнее. На этот раз циничнее. Мы чуть ли не договор подписываем: мол, ты мне это, а я взамен это. И ничего не требовать, ясно? И вот тут подпиши, чтоб потом без выяснения отношений. Которых нет, к слову. Это новый мир для меня, в котором мне стыдно признаться самой себе. В этом мире я пишу в час ночи подруге "я жалкая" и меня от этого трясет. Этот человек рушит все мои идеалы и мечты. Он не для меня. Я, к слову, тоже не для него. Я это понимаю. Он, к слову, тоже. Он перечисляет на досуге всё то хорошее во мне, чем я якобы зацепила. Он заботится даже, помогает мне, гладит по голове, обнимает. Заставляет поверить в силу своих чувств. Явно раздувая на пустом месте. Он же открывает мне циничный мир, в котором я учусь объяснять свои действия фразой "потому что я так хочу!". И никто не спорит. Мир циничный.
"Мы же друзья, увидимся еще, общаться будем" - "ок."

Популярные сообщения из этого блога

история трехнедельной давности.

Потому что расплата приходит за все. И за хорошим следует плохое. А за плохим хорошее, что утешает. И я хочу крикнуть ему: "сделай что-нибудь плохое, пожалуйста. хоть что-нибудь". Позволь мне испытать к тебе презрение и даже отвращение. Потому что иначе я влюбляюсь.
Потому что ты спрашиваешь как мое здоровье, беспокоишься, что что-то не в норме. Потому что тягаешь за меня тяжести и говоришь "мы". Потому что обнимаешь крепко и колешься щетиной, когда целуешь в шею. У меня, знаешь, мурашки по коже от этих прикосновений

ну, привет.

Она бежит по вечернему городу, не замечая снега, что оседает на волосах, пальто и шарфе. Что толстым слоем облепил ботинки так, что их цвета не видно. Она бежит, сосредоточенно смотря под ноги, лишь бы не подскользнуться.  Она давит в себе этот детский восторг, это желание расхохотаться прямо сейчас от распирающей радости. Улыбается и раз минуты в полторы пару нервных смешков все-таки срываются с губ.  Она думает, как это нелепо было все. Все переживания, истерики, обиды, молчание в ответ на попытки достучаться. Как же нелепо. До смешного нелепого.

история трехгодичной давности.

Она по уже сложившейся традиции ест обезжиренный творог на ужин. Не чувствует его вкуса. Она давно внушила себе, что это вкуснее шоколада. И теперь искренне в это верит. Запивает зеленым чаем, она просто любит его больше черного. И никакого кофе.
Преподносит кружку к губам и делает глоток. Обжигает язык. Морщится и от боли закрывает глаза. Ошибка. Тут же представляет Его глаза. Не специально. Он бы посмеялся, увидев, как морщится ее нос, и как забавно она высовывает язык, чтобы хоть немного унять в нем боль. Он бы обнял, и от вида его улыбки прошла бы вся боль на свете. Настолько она была прекрасна, эта его улыбка. Язык бы сразу занял свое положенное место, а она перестала бы напоминать собачонку в жаркую погоду.
Она вздыхает и медленно открывает глаза. Сердце стучит слишком громко, заглушая все прочие звуки. Хотя какие звуки? Она ведь одна. В груди знакомая тяжесть, боль бьет по вискам. Привычно.