К основному контенту

немного о вокзалах.

Кто-то утверждает,что не любит вокзалы. Как ни странно, я того же сказать не могу. Всю мою жизнь вокзал являлся для меня отправной точкой. Отпуск. Встреча с вокзалами всегда была долгожданной и радостной. О своей нерушимой любви к аэропортам сегодня говорить не стану. Не тот случай. Лить слезы, уезжая с моря или от бабушек? Нет, это не обо мне. 
Сегодня проводила сестру с племянникам. Приезжали на пару деньков погостить. Как-то с новым этапом в жизни, я заметила, поменялось все кругом. На вокзалах стали чаще литься слезы. Особенно сложно, когда маленький племянник на прощание целует и обнимает тебя, машет напоследок, а когда ты начинаешь уходить, вдруг плачет и тянет ручки. Сестра из окошка машет, чтоб уходила, а то малыш в истерике, а ноги-то не слушаются. Словно вросли в этот бетон, не идут. Поезд трогается и, наконец, уезжает. Оглядываешься, одна на перроне. Ну и славенько, а то хочется немного выплакаться без лишних глаз...
Конечно, это не так, как в августе 2014. Когда навзрыд, что вся рубашка мокрая. Так нареветься, что на полгода вперед, не меньше. Проводить всю семью, а самой остаться. А потом в прострации добираться до дома...
Провожать, все-таки намного сложнее, чем уезжать. Видеть, как этот поезд забирает родных домой. Они домой. А ты одна в этом городе. Трудно все-таки одной стоять на перроне. Морально трудно. Раньше ведь всегда был кто-то рядом. Кто-то, кто плетется слева, а ты и успокаиваешься скорее, а то ведь глупо выглядишь. 
И эта фраза: "Ну, теперь только летом увидимся", невзначай кинутая сестрой напоследок, что так и звенит в ушах до самого дома. А потом поднимаешь по лестнице и вспоминаешь, что так и не забрала любимую Эйфелеву башенку со своих домашних ключей, что теперь достались сестрице. Уже год как пытаешься ее вернуть, да все ни в какую. И вот снова она укатила в Нижневартовск, а ты открываешь дверь в общажную комнатушку. Еще одна ночка в одиночестве. Что нужно.

Популярные сообщения из этого блога

а я хочу?

Оказывается, есть минимум два человека, у которых этот уже дневник во вкладках сафари среди штук пятидесяти других, и которые поочередно раз в недельку напоминают о том, что я давно не писала.  Потому пишу.
Мне на днях один друг написал о цепочке случайностей (или не случайностей), которые стряслись с ним. Он воспринял это как знак. Я восприняла это как знак. Мы верим в знаки. И здесь, вероятно, речь не о том, веришь ли ты, что через цепочку, возможно. абсолютно случайных действий вселенная способна тебе на что-то намекнуть или на что-то натолкнуть. Это скорее внутри. Ты и так все сам знаешь. Знаешь, что нужно бросить все эти вредности и заняться собой. Знаешь, не потому, что какой-то поддатый дядя сказал фразу, о которой на утро, возможно, не вспомнит, а тебе засела. Знаешь, потому что сам уже пришел к этому, а дядя лишь озвучил.

о любви к кофе и новому платью

Я люблю кофейни. Такие чтоб на три-пять столиков и с высокими потолками. Или пусть там будут только барные стойки и стулья и атмосфера рутины и скоротечности времени. Я всегда представляла себе себя взрослую, сидящую в кофейне с ноутбуком или блокнотом и делающую свою работу. Или на завтраке с подругой или даже несколькими. Но неизменно в уютной и маленькой либо в чуть больше и слегка переполненной. И пока в свои восемнадцать с небольшим не перебралась в этот большой и заочно горячо любимый Екб-сити, ничего такого в моей жизни не было. Лишь нечастые вылазки с одноклассниками в фаст фуд после очередной несколькочасовой прогулки по маленькому и тогда уже слегка ненавистному родному городку.

разные мы.

Я тут задумалась о том, насколько все разные. У всех свои цели, мечты, стремления.
Кто-то весельчак и душа компании, кто-то шутит только в кругу друзей и все до слез. Кто-то любит путешествовать один, а кто-то жить не может без хотя бы одного товарища под боком. Мы разные. И мы не можем говорить кому-то, что он неправильный. Просто для нас он другой, и нам это может нравится, а может не нравится. Но это наше мнение.