К основному контенту

немного о вокзалах.

Кто-то утверждает,что не любит вокзалы. Как ни странно, я того же сказать не могу. Всю мою жизнь вокзал являлся для меня отправной точкой. Отпуск. Встреча с вокзалами всегда была долгожданной и радостной. О своей нерушимой любви к аэропортам сегодня говорить не стану. Не тот случай. Лить слезы, уезжая с моря или от бабушек? Нет, это не обо мне. 
Сегодня проводила сестру с племянникам. Приезжали на пару деньков погостить. Как-то с новым этапом в жизни, я заметила, поменялось все кругом. На вокзалах стали чаще литься слезы. Особенно сложно, когда маленький племянник на прощание целует и обнимает тебя, машет напоследок, а когда ты начинаешь уходить, вдруг плачет и тянет ручки. Сестра из окошка машет, чтоб уходила, а то малыш в истерике, а ноги-то не слушаются. Словно вросли в этот бетон, не идут. Поезд трогается и, наконец, уезжает. Оглядываешься, одна на перроне. Ну и славенько, а то хочется немного выплакаться без лишних глаз...
Конечно, это не так, как в августе 2014. Когда навзрыд, что вся рубашка мокрая. Так нареветься, что на полгода вперед, не меньше. Проводить всю семью, а самой остаться. А потом в прострации добираться до дома...
Провожать, все-таки намного сложнее, чем уезжать. Видеть, как этот поезд забирает родных домой. Они домой. А ты одна в этом городе. Трудно все-таки одной стоять на перроне. Морально трудно. Раньше ведь всегда был кто-то рядом. Кто-то, кто плетется слева, а ты и успокаиваешься скорее, а то ведь глупо выглядишь. 
И эта фраза: "Ну, теперь только летом увидимся", невзначай кинутая сестрой напоследок, что так и звенит в ушах до самого дома. А потом поднимаешь по лестнице и вспоминаешь, что так и не забрала любимую Эйфелеву башенку со своих домашних ключей, что теперь достались сестрице. Уже год как пытаешься ее вернуть, да все ни в какую. И вот снова она укатила в Нижневартовск, а ты открываешь дверь в общажную комнатушку. Еще одна ночка в одиночестве. Что нужно.

Популярные сообщения из этого блога

история трехнедельной давности.

Потому что расплата приходит за все. И за хорошим следует плохое. А за плохим хорошее, что утешает. И я хочу крикнуть ему: "сделай что-нибудь плохое, пожалуйста. хоть что-нибудь". Позволь мне испытать к тебе презрение и даже отвращение. Потому что иначе я влюбляюсь.
Потому что ты спрашиваешь как мое здоровье, беспокоишься, что что-то не в норме. Потому что тягаешь за меня тяжести и говоришь "мы". Потому что обнимаешь крепко и колешься щетиной, когда целуешь в шею. У меня, знаешь, мурашки по коже от этих прикосновений

ну, привет.

Она бежит по вечернему городу, не замечая снега, что оседает на волосах, пальто и шарфе. Что толстым слоем облепил ботинки так, что их цвета не видно. Она бежит, сосредоточенно смотря под ноги, лишь бы не подскользнуться.  Она давит в себе этот детский восторг, это желание расхохотаться прямо сейчас от распирающей радости. Улыбается и раз минуты в полторы пару нервных смешков все-таки срываются с губ.  Она думает, как это нелепо было все. Все переживания, истерики, обиды, молчание в ответ на попытки достучаться. Как же нелепо. До смешного нелепого.

о грязи.

Ты будешь читать эти полные глубокого философского смысла посты очередного блогера, кивая на "нужно быть терпимой и женственной", а сама слать на хер очередного ухажера, стоит ему что-то сделать не по-твоему. Будешь обсуждать и даже осуждать всех этих незнакомых тебе девиц за их поведение, непременно делить их на шлюх, дур и уродин. Будешь даже давать обидные им прозвища, чтобы обсуждать их при них же.  Ты будешь давиться своим же говном, на которое исходишься всякий раз, когда кто-то другой получает желаемое тобой. Пока не станет настолько противно от самой себя, что обхватишься руками и как сумасшедшая будешь раскачиваться взад-вперед, тихо ненавидя себя. И будет казаться, что тучи над головой сгустились до состояния смолы, что эту вязкую густую массу, в которой погрязла, ничем уже не отодрать от себя.
А друг, который как-то сказал, что в тебе лишь один недостаток - твоя тяга к сплетням и грязи, так и не изменит никогда мнения о тебе, и так и будет не называть имена, расс…