К основному контенту

перемены

Пожалуй, за то время, что я веду блог, лето- всегда было временем наибольшего количества постов. Я мучила сестру просьбами пофотографировать меня, фотографировала сама, а еще много гуляла с друзьями, что очень заряжало и вдохновляло.
Я всегда задумывалась над тем, кем хочу быть, чего желаю достичь, и вообще, что должна иметь. Я всегда думала о своих желаниях, как о чем-то непоколебимом. Мол, всё обязательно будет так и никак иначе. Однако этим летом, на море, я впервые серьезно задумалась над тем, что имею. Через полгода мне будет двадцать. Двадцать - для меня, рубеж. Я всегда представляла себя в двадцать уже немножечко солидной, немножечко успешной и хоть чуточку мудрой. Но вот мне девятнадцать с половиной и я уже даже не знаю что хочу. Серьезно, это не бредни подростка, которому нечем заняться. Я прекрасно понимаю, что профессия, которую я сейчас получаю, - не мое. Я в некотором роде занимаюсь журналистикой (блог и студ. журнал), но мне кажется, что делаю что-то не так: мало пишу, не интересно, не информативно. Я растеряна и уже даже не знаю о чем могу писать в блоге и вообще должна ли это делать...
Одно я поняла за эту неделю ежедневных закатов на побережье - пора что-то менять. Мне очень волнительно, но в этом сентябре определенно случится перелом, я чувствую. Я всегда говорила, что саморазвитие - важнейшее в жизни. И первые шаги сделаны. Пока не буду говорить, что именно, думаю, вскоре мне самой захочется поделиться. Ну, а пока, этот блог повисает в воздухе: без идей, без вдохновения. Надеюсь, не на долго.

Популярные сообщения из этого блога

а я хочу?

Оказывается, есть минимум два человека, у которых этот уже дневник во вкладках сафари среди штук пятидесяти других, и которые поочередно раз в недельку напоминают о том, что я давно не писала.  Потому пишу.
Мне на днях один друг написал о цепочке случайностей (или не случайностей), которые стряслись с ним. Он воспринял это как знак. Я восприняла это как знак. Мы верим в знаки. И здесь, вероятно, речь не о том, веришь ли ты, что через цепочку, возможно. абсолютно случайных действий вселенная способна тебе на что-то намекнуть или на что-то натолкнуть. Это скорее внутри. Ты и так все сам знаешь. Знаешь, что нужно бросить все эти вредности и заняться собой. Знаешь, не потому, что какой-то поддатый дядя сказал фразу, о которой на утро, возможно, не вспомнит, а тебе засела. Знаешь, потому что сам уже пришел к этому, а дядя лишь озвучил.

мазохизм эмоциональный.

Я мазохист, когда дело доходит до эмоций. Если мне больно, если происходит что-то, что заставляет чувствовать меня боль (не физическую, разумеется), я сделаю все, чтобы это чувство максимизировать. Когда Его не стало рядом, я заменила все фотографии в рамках. Все фотографии, на которых не было Его. Я хотела видеть его в каждом угле нашего дома. Я боялась забыть.  Фото убрали, и я была слишком эгоистична, чтобы принять это. И я стала забывать. Мне кажется, если за раз довести себя до самого пика, когда уже даже задыхаешься немного от боли, то потом легче. Словно за раз натерпеться на дни или месяцы вперед. Это как когда ты ешь больше обычного, зная, что следующий прием пищи будет не скоро. Почти так же. Для меня всегда оставались альбомы. Для каждого приступа мазохизма. С десяток фотоальбомов. Этого было достаточно. Помню, как раньше, когда от меня отходил близкий друг (а такое ведь часто случается), я изводила себя, перечитывая почти интимные переписки, вспоминая веселые встречи. Заставлял…

история трехнедельной давности.

Потому что расплата приходит за все. И за хорошим следует плохое. А за плохим хорошее, что утешает. И я хочу крикнуть ему: "сделай что-нибудь плохое, пожалуйста. хоть что-нибудь". Позволь мне испытать к тебе презрение и даже отвращение. Потому что иначе я влюбляюсь.
Потому что ты спрашиваешь как мое здоровье, беспокоишься, что что-то не в норме. Потому что тягаешь за меня тяжести и говоришь "мы". Потому что обнимаешь крепко и колешься щетиной, когда целуешь в шею. У меня, знаешь, мурашки по коже от этих прикосновений