К основному контенту

перемены

Пожалуй, за то время, что я веду блог, лето- всегда было временем наибольшего количества постов. Я мучила сестру просьбами пофотографировать меня, фотографировала сама, а еще много гуляла с друзьями, что очень заряжало и вдохновляло.
Я всегда задумывалась над тем, кем хочу быть, чего желаю достичь, и вообще, что должна иметь. Я всегда думала о своих желаниях, как о чем-то непоколебимом. Мол, всё обязательно будет так и никак иначе. Однако этим летом, на море, я впервые серьезно задумалась над тем, что имею. Через полгода мне будет двадцать. Двадцать - для меня, рубеж. Я всегда представляла себя в двадцать уже немножечко солидной, немножечко успешной и хоть чуточку мудрой. Но вот мне девятнадцать с половиной и я уже даже не знаю что хочу. Серьезно, это не бредни подростка, которому нечем заняться. Я прекрасно понимаю, что профессия, которую я сейчас получаю, - не мое. Я в некотором роде занимаюсь журналистикой (блог и студ. журнал), но мне кажется, что делаю что-то не так: мало пишу, не интересно, не информативно. Я растеряна и уже даже не знаю о чем могу писать в блоге и вообще должна ли это делать...
Одно я поняла за эту неделю ежедневных закатов на побережье - пора что-то менять. Мне очень волнительно, но в этом сентябре определенно случится перелом, я чувствую. Я всегда говорила, что саморазвитие - важнейшее в жизни. И первые шаги сделаны. Пока не буду говорить, что именно, думаю, вскоре мне самой захочется поделиться. Ну, а пока, этот блог повисает в воздухе: без идей, без вдохновения. Надеюсь, не на долго.

Популярные сообщения из этого блога

история трехнедельной давности.

Потому что расплата приходит за все. И за хорошим следует плохое. А за плохим хорошее, что утешает. И я хочу крикнуть ему: "сделай что-нибудь плохое, пожалуйста. хоть что-нибудь". Позволь мне испытать к тебе презрение и даже отвращение. Потому что иначе я влюбляюсь.
Потому что ты спрашиваешь как мое здоровье, беспокоишься, что что-то не в норме. Потому что тягаешь за меня тяжести и говоришь "мы". Потому что обнимаешь крепко и колешься щетиной, когда целуешь в шею. У меня, знаешь, мурашки по коже от этих прикосновений

ну, привет.

Она бежит по вечернему городу, не замечая снега, что оседает на волосах, пальто и шарфе. Что толстым слоем облепил ботинки так, что их цвета не видно. Она бежит, сосредоточенно смотря под ноги, лишь бы не подскользнуться.  Она давит в себе этот детский восторг, это желание расхохотаться прямо сейчас от распирающей радости. Улыбается и раз минуты в полторы пару нервных смешков все-таки срываются с губ.  Она думает, как это нелепо было все. Все переживания, истерики, обиды, молчание в ответ на попытки достучаться. Как же нелепо. До смешного нелепого.

история трехгодичной давности.

Она по уже сложившейся традиции ест обезжиренный творог на ужин. Не чувствует его вкуса. Она давно внушила себе, что это вкуснее шоколада. И теперь искренне в это верит. Запивает зеленым чаем, она просто любит его больше черного. И никакого кофе.
Преподносит кружку к губам и делает глоток. Обжигает язык. Морщится и от боли закрывает глаза. Ошибка. Тут же представляет Его глаза. Не специально. Он бы посмеялся, увидев, как морщится ее нос, и как забавно она высовывает язык, чтобы хоть немного унять в нем боль. Он бы обнял, и от вида его улыбки прошла бы вся боль на свете. Настолько она была прекрасна, эта его улыбка. Язык бы сразу занял свое положенное место, а она перестала бы напоминать собачонку в жаркую погоду.
Она вздыхает и медленно открывает глаза. Сердце стучит слишком громко, заглушая все прочие звуки. Хотя какие звуки? Она ведь одна. В груди знакомая тяжесть, боль бьет по вискам. Привычно.